В мире Чехова нет явных контрастов («свой – чужой», «хороший – плохой»), но есть палитра оттенков, позволяющая если не оправдать, то, по крайней мере, обосновать мотивы и поступки героев. Наши души – те же чайки: то взмывают в небо на высоких энергиях любви, то разбиваются о землю от случайного выстрела равнодушного прохожего…