• Главная
  • Алматинок избивают и калечат мужья
19:00, 3 июля

Алматинок избивают и калечат мужья

Многодетная мама успокаивает малыша автор Татьяна Аладьина

Многодетная мама успокаивает малыша автор Татьяна Аладьина

Алматинский кризисный центр «Жан-Сая», оказывающий бесплатную поддержку жертвам бытового насилия, никогда не пустует. За пять лет в приюте получили помощь и защиту от домашних тиранов почти 1 600 женщин и детей.

Кризисный центр «Жан-Сая», возглавляемый Зульфией Байсаковой, открылся первого июня 2017 года. В приюте царит тёплая семейная атмосфера. В просторных светлых комнатах, рассчитанных на 50 спальных мест, живут женщины с детьми, пострадавшие от бытового насилия. Для подопечных центра оборудованы столовая, прачечная, медицинский кабинет, конференц-зал и игровая комната. На благоустроенной территории разбиты цветочные клумбы и установлены качели. Для матерей и детей проводятся занятия арт-терапией, они получают консультации психологов и юристов, также женщины посещают курсы массажа, парикмахерского искусства, косметологии и кулинарного мастерства. Все услуги оказываются им на безвозмездной основе.

Арт-терапевт Гульжан Арипбаева показывает работы женщин и детей, Татьяна Аладьина

Арт-терапевт Гульжан Арипбаева показывает работы женщин и детей, Татьяна Аладьина

Истории женщин, проживающих в центре, не оставят равнодушными даже неисправимых скептиков. Запуганные, забитые и глубоко несчастные, они в буквальном смысле оказываются на улице, и им абсолютно некуда пойти. От них отворачиваются друзья и близкие родственники, которые почему-то считают, что жертвы бытового насилия сами виноваты в том, что с ними происходит. Мол, не надо раздражать мужа, злить его, провоцировать на скандалы и драки. В казахстанском обществе, к сожалению, всё еще актуален стереотип, что «порядочных жён не бьют».

У нас четверо детей. В состоянии алкогольного опьянения муж постоянно распускает руки. Бьёт меня сильно, безжалостно, зачастую прямо на глазах у детей. В хмелю он ужасно агрессивный и я постоянно прятала от него ножи. Как чувствовала, что однажды бросится на меня с ножом. Так и получилось. Недавно он пришёл и принялся с порога кричать, что я плохая хозяйка. Но я отлично справляюсь с обязанностями по дому, хорошо готовлю, дети чистые и ухоженные. Муж ударил меня несколько раз, вышел на улицу и вернулся с канцелярским ножом. Он наносил удары до тех пор, пока лезвие не сломалось. Потом ушёл, а я осталась лежать на полу вся в крови. Родственники вызвали скорую помощь, и на больничной койке я поняла, что больше так продолжаться не может. Подала на развод. Сейчас идет бракоразводный процесс. Никогда его не прощу и больше мы не будем семьей, - рассказывает 25-летняя Карина.

Далеко не все подопечные центра готовы беседовать с журналистами. Многие отказываются от разговора из страха перед мужем и его родственниками, боятся того, что супруг узнает об этом и опять изобьёт до полусмерти. Или даже убьёт.

Семья перед сонным часом, Татьяна Аладьина

Семья перед сонным часом, Татьяна Аладьина

За десять лет брака я родила мужу семерых детей. Он начал бить меня ещё до свадьбы. Мог дать подзатыльник или пнуть при своих друзьях. Мама пыталась отговорить меня от замужества, но я влюбилась без памяти. Надеялась, что он исправится. Однако чуда не произошло. Вот другие девчонки тут жалуются на пьянство мужей, на их зависимость от наркотиков. А мой муж ведёт здоровый образ жизни. Он избивает меня трезвым. Недавно вообще выгнал с детьми из дома. Сказал, чтоб не смели возвращаться и навсегда исчезли из его жизни. Две недели я живу в центре, идти мне некуда, меня нигде не ждут. Мама умерла, другие родственники не хотят обо мне слышать, - говорит Айжан.

Только младший сын не обижает Айжан. Малыш постоянно просит её полежать рядом с ним в тишине. Он крепко прижимается к маме и закрывает глаза. Психолог считает, что таким образом ребёнок пытается избавиться от страшных воспоминаний и негативных эмоций. Старшие дети Айжан, к сожалению, переняли от отца манеру обращения с матерью. Они обзывают её, обидно над ней шутят, не видят ничего предосудительного в том, чтобы ударить маму, бросить в неё подушку. И такое поведение для детей, попавших в приют, не редкость. С ранних лет насмотревшись на то, как папа избивает их мать и оскорбляет её, не подбирая выражений, они ошибочно полагают, что и им позволено также вести себя с ней. Поэтому практически в каждом случае с детьми приходится работать психологам.

Казахстанские женщины обладают поистине безграничным терпением. Они прощают мужьям непозволительные, преступные выходки. Что-то жуткое происходит в последние годы с нашими мужчинами. Они не просто бьют жен, но ещё и изощрённо издеваются над ними. Заставляют хрупких женщин ложиться на пол и ходят по ним, стараясь отдавить внутренние органы, ищут в интернете информацию о том, как не оставлять следов от побоев, и реализовывают прочитанное на практике, принуждают жён к сексуальным извращениям. Например, насилуют жену, когда в комнате находятся дети, или засовывают ей во влагалище и задний проход различные предметы. Некоторые женщины рассказывают, что мужья вместе с детьми смотрят порнографические фильмы. Почему же жертвы насилия не уходят? Виной всему наши ложные установки из серии «Бьёт – значит любит!» и «Разведённые женщины – уят!», - делится своим мнением психолог центра Маржан Изтлеуова.

У женщин из центра «Жан-Сая» тяжёлые судьбы. Они годами терпели побои, унижения и издевательства. Мужья тушили об их ноги и руки сигареты, морили голодом, принуждали просить милостыню, каплей за каплей выдавливали из них гордость и чувство достоинства.

Ольга приняла решение уйти от мужа лишь после того, как он стал мочиться на нее. До этого супруг выливал ей содержимое тарелок на голову, если ему не нравился обед, щедро раздавал пощечины за малейшее непослушание, клочьями вырывал волосы, когда ему казалось, что она недовольно смотрит на него.

У Марии три сына и две дочери. Документов у женщины нет, и ни одна из её дочек-подростков не ходит в школу. Муж решил, что девочкам ни к чему получать знания, лучше им учиться готовить, стирать и наводить порядок в доме. У девочек два сокровенных желания – получить хорошее образование, и чтобы…папа умер. Иного способа избавиться от отца-тирана они не видят. К слову, аналогичная мечта у многих подопечных центра и их детей.

Зульфия Байсакова, Татьяна Аладьина

Зульфия Байсакова, Татьяна Аладьина

Никакое насилие нельзя оправдать. И я рада, что наши женщины наконец начали меняться. Раньше жертвы насилия нередко вновь возвращались к агрессорам. Причём все в их семьях снова повторялось по прошлому сценарию. Иногда в первый же по возвращению день жену опять избивал муж. Сейчас все иначе. Женщины больше не хотят быть жертвами. Они отстаивают своё законное право на нормальную жизнь. Мы помогаем им поверить в себя, оказываем содействие в трудоустройстве, и у них будто бы крылья вырастают за спиной. Ради себя и ради своих детей они кардинально меняют жизнь, - резюмирует Зульфия Байсакова.

Команда сотрудников кризисного центра, Татьяна Аладьина

Команда сотрудников кризисного центра, Татьяна Аладьина

Двери кризисного центра «Жан-Сая» в любое время открыты для тех, кто нуждается в помощи и защите. Если вы или кто-то из ваших близких страдаете от домашней тирании, звоните по телефону круглосуточной анонимной горячей линии 150 или +7 771 450 3 450 (доступен WhatsApp). Ваше обращение не останется без внимания.

 Ранее алматинка рассказала, как в Казахстане появились 29 кибергероев

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
#Алматы #насилие #помощь
Объявления
live comments feed...